oberega: (ruki)
Пока я странствовала - сюда пришла осень. Там тоже осень наступила, но она другая. Счастливая земля возвращает щедрому солнцу его плоды. В ней нет умирающей обреченности севера. Только вечный разговор между землей и небом.

- Мама, что говорит это дерево?
- Оно говорит, что оно - каштан и еще, что оно устало и хочет отдохнуть. - отвечает Свитлана сыну.
Свитлана. В этом имени спрятан рассвет. В ее карманах полно потерянных ключей от множества дверей. Ее пальцы сплетают нити пряжи, словно вечную дорогу, которая уводит все дальше и дальше. Попробуй догони.
Я показываю ей найденные мною ключи.
- Человечки - говорит она и улыбается.
Так приходит рассвет.


Вружка. Она сидит в тенистой нише на Рынке. В розовой шляпке от солнца и с яркими бусами на шее. Я иду мимо. Мне к ней не стоит заглядывать. С нею доверительно шепчется какая-то девушка. Она сидит спиной и почти закрывает вружку от моих любопытных глаз. И вдруг - острый всполох из-под темных бровей - вружка смотрит в упор и насквозь.
Так солнце минует зенит.


Ян. Это зеркальный ответ. Словно отражение выбралось на поверхность и поселилось в переплетении улиц. Он переменчив и неуловим, как все, что рождается в мире бликов. Как пальцы Свитланы переплетают нити, так его руки сплетают огни, звуки и слова, и по этой дороге можно идти сквозь дома и дворы, по крышам и темным улицам, на которых зажигаются фонари.
Так солнце уходит за горизонт и наступает ночь.
Они не знакомы. Им не обязательно друг друга знать, чтобы быть стражами Кракова, посредниками между Городом и его паладинами.
oberega: (ruki)
В страну чудес попадают так: сначала надо как можно быстрее покинуть заплеванный вокзал и свернуть на еще нехоженую улицу. Идти так, словно идешь знакомым маршрутом, словно знаешь куда. Тогда вам обязательно встретится привратник Петр. Мой был чернокож, он шел навстречу и пел что-то невообразимо африканское. Тут бы свернуть налево и взобраться по лестнице, обогнуть дом.. Как вдруг... кролик! Конечно я сразу бросилась за ним. И даже успела подумать )) А дальше вот что: озеро, поросшее камышом, лебеди и гадкие утятя, большие гусеподобные птицы, сидящие рядом с двуногими без перьев - и те и другие не обращают друг на друга никакого внимания - гребцы, стоящие на плотах, тугие плоды шиповника и оглушительных аромат роз, маленький домик, в который - именно! - даже голова не пролезает, запах ила и тины, двое, уснувших в обнимку под сенью серебристой ивы, то ли клошаров, то ли усталых путников, а потом музыка, словно Эния, поющая Айги и танец и синие цветы до боли в глазах, а потом красные и, наконец, все цвета осени от светлокоричневого до зеленого. Страна чудес устроена так: вокзал, потом берег, потом озеро. Значит обратно можно вернуться по железной дороге. Путь длинною в пять минут.

гравюры
oberega: (ruki)
И слышна.




Ежедневно, с 8-00 до 21-00 нам играют карильоны. Новый час - новая мелодия. В рабочий полдень - получасовой концерт. Паваночки, канцонетточки и прочий Ренессанс. Фальшивят некоторые колокола на четверть тона, но это такая мелочь, когда в 10-00 утра тебе играют балло с гальярдной частью ...
oberega: (ruki)
В Петербурге сегодня настоящая противная осень. Льет гадко с самого утра. Оттого хочется тепла и солнца. Вот такого



Музыкальную тему не могу подобрать. Но и так хорошо.
oberega: (ruki)
Из итальянских воспоминаний.

10 августа 2014г. Лигурийское побережье

С одеждой происходит много забавного. На пристани ко мне подошла бойкая итальянка спросить откуда я прибыла и в какой стране до сих пор носят такие средневековые костюмы )). Мои сарафаны с оборкой у самой травы, ложноклассическая шаль и незнайкина шляпа - т.е. жизненно необходимая униформа для прогуливания моего тела под солнцем - вызывают оторопь у населения. Я сначала не могла понять отчего на меня так странно смотрят. Я нелепа? Или лепа? Потом поняла, что местное население просто так привыкло рассматривать все необычное. С чисто детской непосредственностью. Могут остановиться посреди улицы для удобного осмотра. Нормально. Но также нормально легонько коснуться чужого плеча и сделать комплимент: вы так прекрасны! И ваша шляпа! Скажите, где так носят? ;)


oberega: (ruki)
Шок! На шпалерах 16 века обнаружено изображение адепта пастафарианства! Это подтверждает теорию о зарождении культа на территории современной Италии еще во времена зрелого средневековья.;)



Вот я и вернулась из своих дальних странствий и буду иногда что-то о них мурлыкать долгими зимними вечерами. Хельсинки-Краков-Бергамо-Лигурия-Милан. О чем рассказать?
oberega: (ruki)
Очевидно, что фотокарточки, сделанные в путешествии, должны как следует отлежаться. Года два. Не меньше. Тогда они становятся фактически частью древней истории... Исключения из этого правила бывают, но редко.
А в моей жизни наступил период картинок. И они мне помогают дышать.

Эта леди живет в зеленых зарослях, на берегу синего-синего озера Гарда.
oberega: (ruki)
Эти слова определенно можно отнести и к последнему краковскому концерту Жорди Савалля, на котором мне посчастливилось мерзнуть. Вернее, конечно все не так. О том, что пришлось мерзнуть - это я нарочно усилие делаю, чтобы не забыть, ибо добавляло особенных осчусчений действу.
Костел святой Катажины - довольно большой, как водится мрачный и готишный во всех смыслах. Зима никак не могла со мной расстаться даже в Кракове, поэтому эта Пасха стала одной из самых холодных в истории города. И вот, вообразите, костел, в котором держится стойкая минусовая температура, невзирая ни на какие толпы старательно дышащих в пространство слушателей больших и малых рангов. Душа, в такие минуты, требует огня - свечей и факелов - и проклинает пожарных инспекторов всех миров за их несообразительность. А под органом, в этом мерзлом холоде музыканты на протяжении двух часов творят Музыку. В этот раз Савалл привез премьерную программу "Copernicus", отдав дань любви и уважения верному ему городу и вновь соединив ниточки разных культур в единое пространственно-временное полотно, по которому, словно на корабле, плыли все находившиеся в костеле, следя за деликатным и точным движением дирижерского смычка в руках Маэстро, сделавшегося на эти часы капитаном, и за игрой бликов на сводах, повествующих о том, как остановилось Солнце и пришла в движение Земля.
Не все пассажиры костела-корабля добрались до пристани финала. Многие, не выдержав холода, покидали палубу, исчезая в черноте заоконной стихии, впуская в наши и без того холодные трюмы, кубометры ночной мерзлоты. Возвращение к причалу было поистине триумфальным! Гром аплодисментов сотрясал видавшие виды своды не только потому, что замерзшая толпа пыталась согреть хотя бы ладони. Потом был анкор и очередь за автографами, цветы и фотографии. И добрая улыбка, усталого Маэстро, одаривающего облаченных в пальто и шубы слушателей.

Ах да, все время забываю. Маэстро вручили ключ от города Краков...
oberega: (Default)
Путешествия с детьми конечно вносят коррективы. Скажем сейчас я уже второй день сижу на самой кромке пинаемого итальянским сапогом ... эээ... мяча, с лихорадящим ребенком номер два и кашляющим ребенком номер раз. А накануне превращения в приморский филиал лазарета мы нанесли визит в Монреале. И снова коррективы. Поскольку время было строго ограниченно возможностями детей к добродушному впитыванию окружающего мира, без нанесения тяжких увечий памятникам культуры. А нам-то до зарезу необходимо в этот отведенный период впитать тройную порцию прекрасно. То есть, это мы так думали, что только тройную, а на самом деле оказалось десятикратную. В общем, пришлось взять фотографический аппарат и изобразить туриста из Поднебесной, дабы потом насладить всеми этими мелкими деталями. И вот наслаждаюсь теперь.

Колонны клуатра бенедиктинского монастыря в Монреале )

oberega: (Default)
...русский глаз отдохнёт на эстонском шпиле. (с)



большая
oberega: (Default)
Мы ехали в собственном экипаже на встречу северу. Плыли морем. Нас встречал старый город над волнами. Мы мылись под дождем и грелись на утреннем солнышке. Мачты яхт нам играли ноктюрн, а белоснежные чайки приходили за куском тминного хлеба. Мы сидели на горячих мостках причала, а потом сбегали в Вышний город, чтобы затеряться в клубке средневековых улочек, и, оглушенные криками Ратушной площади, пили ароматный кофе в темном подвале или сок черных ягод в шумной таверне. Мы пробовали сбежать на древний остров, к стенам замка, но, не выдержав разлуки, вернулись на наш причал.

oberega: (Default)
Расскажу ка я, для разнообразия, не древнюю историю.
Дело было в Кракове. В последний классный день, то есть когда знаменитый бросок флагом уже был фактом свершившимся на лице, а торжества по поводу финала обучения еще не начались. Небо Кракова опрокинулось на мостовые, и меня даже не расстраивало отсутствие зонтика, ибо толку от него было бы немного. Кое-как добежав до виллы, оккупированный танцующей ватагой, отжав себя в раковину и просушив под феном, предназначенном явно не для сушки мокрых мышей моего роста, я предстала пред ясные очи нашего французского танцмейстера с красноречивым монологом на тему "селяви". Мари-Клер очень сочувственно покачала головой и объявила павану. Тут я было приободрилась. Вот, де, как удачно складывается, уж как начну сейчас мамзелей на танцы звать, побуду кавалером для поднятия реноме, ибо я, хоть и вымокшая, а затем просушенная местами мышь, но я тут, а рыцарь мой, хоть и герой, но черти где у эскулапов на изысканиях. Да не тут-то было. Дамы и дамзели бодро разошлись по парам, определенным в первый день дележки, а значит я не у дел. Как вдруг на моем мрачном горизонте нарисовался нежный юнош, со взором вполне уставшим от всей светской суматохи. Из чего можно было заключить, что человек пожил и повидал немало. Юнош щелкнул каблуками. Мышь с завистью оглядела вьющейся локон, нежный лик, не знающий остроты лезвия, и - с особым вздохом - барочные туфли на приличном каблуке. Прикидывая про себя, а позволю ли я лишнего, если спрошу адрес сапожника, для начала поинтересовалась знаком ли он с данным сложным танцем - я немного переживала за его способности в гальярде...
"Sure" - пискнул юнош предательски ломающимся голосом, галантно поклонился, подал мне руку и мы поплыли в паване, вернее паваной. Пока мы плыли я мысленно делала себе выговор за неиспользование вспомогательных глаголов, ибо пора бы уже их вставлять в предложение вопросительного характера. я вертела это "ду" и так и эдак и вставляла его в разные места фразы, и фраза тоже менялась и приобретала все более загадочный вид. а мысли уносили меня дальше, например, как бы я с этим видом смотрелась в эпоху Тюдоров... и вот тут-то и настала гальярда. Дальше я рассказывать не буду, ибо душа моя наполнилась раскаянием, а ноги мучительно пытались не ударить мое лицо мордом в грязь. Read more... )
oberega: (Default)
Сопровождая в дальних странствиях дорогую моему сердцу персону, инкогнито которой я не смею раскрыть, :) посетили мы город Париж. Спешу доложить, что:



Вода в Сене - зеленая


146,37 КБ
под катом увесисто )
oberega: (Default)
Сижу. Камень такой теплый, почти горячий Вглядываюсь в огоньки на греческих горах. Завтра вечером – домой. В слякоть, дождь, ветер и холод. Бр-р-р-р. Но это все завтра. А сейчас: дымчатая темнота слева, розовый янтарь справа, а посередине жемчужно-голубая солонь – Эгейское море.

Read more... )

Profile

oberega: (Default)
oberega

June 2017

S M T W T F S
    123
456 78910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 19th, 2017 09:38 pm
Powered by Dreamwidth Studios